September 3rd, 2002

О новом iMac

Он элегантен, пуглив и светится. Его сердце, молодое и сильное, помещается в спичечный коробок, закапывается в песочнице и поливается водой, чтобы рос. Это воспоминание детства, когда хотелось красивых марок.
Он - половина земного шара, сладкий арбуз на сиреневом блюде, выключающийся торшер в квартире первой любви, экран звездолета, в который часто тыкают решительными пальцами первопроходцы.
Многие просто не выдерживают, у них сдают нервы при виде однокнопочной мыши и парадоксально плоского хрустального магического шара.
Он безжалостен и свеж, как пластмассовые бусы, или закон сохранения энергии, или черный квадрат. Кажется, что он ламповый или живой.

При чем тут слова, где моя гармонь? Где плачущие ивы и подорожник в пыли или чашка отличного кофе? Все, уносите меня, это культурологический шок, я больше не могу!

Городской транспорт и шляпа волшебника

Нет ничего более скучного, унылого и навевающего тоску, чем маршруты городского транспорта - закрепленные годами и рельсами, инструкциями и остановочными пунктами, они въедаются в плоть города и испещряют его лицо глубокими прямыми морщинами. Жители вынуждены каждый день - из дома на работу, с работы домой - терзать себя часами ожидания, давкой, запахами и грязью.

Давно прошли легендарные времена первых трамваев, стучащих по булыжнику основательным сопящим лицом - когда на подножки вешались гроздья пролетарских тел, а токоприемник нежно царапал небо, высекая искры божественного, вспыхивающего астральным огнем в мрачных переулках.

Насколько же сложно найти смысл, высшую справедливость или хотя бы свободное сиденье в любом из видов городского транспорта!

Взять хотя бы метро. Предельная замифологизированность. От гигантских червей, сбежавших из зоопарка аллигаторов, крыс в человеческий рост - не протолкнуться. А главное - там еще и параллельное, тайное, секретное метро где-то обязательно есть.

Снующие по муравейнику маршрутки дополняют картину хаоса, бессмысленного броуновского движения биологических масс. "Продали Москву!" - восклицает на остановке мудрая старушка с авоськой и чувствует безмолвную поддержку родного окружения. Стены, ларьки, мусорные баки и кусты, наблюдающие изо дня в день это освященное постановлениями мельтешение, бормочут ей одобрительно и сворачиваются в трубочку, пропуская пыхтящие автобусы.

А троллейбусы - это вообще рогатые черти!