August 3rd, 2003

(no subject)

Мошки на мониторе, вишневый компот, разбавленный водой. Рассыпчатый, движущийся узор, невероятный компот, домашний и мягкий. Не успев разжевать мысли, обрызгать лучами и развеять твой страх, — наш мир заканчивается.

Компот произносит:
— Чтобы стать хоть чем-то в тебе, приходится идти на какие-то бесполезные меры.

Затем компот машет крыльями и сверкает, как совершенно закипевший. Проходит минута или 157 минут, и мошки складываются в слова:

«Даже от простого прикосновения вещи превращаются в значения, значения и смыслы — в суть, суть и высшее — в ничто».

[Занавес. Сверху, рассекая пополам, падает металлический трос.]

Компот — это горячий чай. Слюна — это горячая ванна. Мошки — это маленькие тонкие штуки.
Правильно было бы смотреть скозь них: видеть не слова, а другие, черные, буквы. Досадная помеха, живая и с усиками. Кроме всего прочего, улетающая прочь от взмаха ресниц.