August 10th, 2003

(no subject)

«Ах, если б можно было руками вынуть мучительную занозу любви, которая превращает сердце в гнойный источник не любви, но муки», — старательно вывел в тетрадке Павел Крусанов. Или напечатал на машинке, поедая бутерброд с плавленным сыром и свежим сладким перцем. Или выбил зубами на аллее кипарисов. Или внес тремя пальцами в мягкое податливое блестящее мирно спящее тело выпуклого монитора.
Затем он немного добавил:
«Он забывал ее в застеленных бухарскими коврами покоях, куда проводили его блудливые рабыни, и в вонючих помойных ямах, полных луковых очистков и рыбьих потрохов».
Но этого ему, козлу, показалось мало. Терпкий ночной воздух вдохновил Крусанова на еще большие откровения, блять:
«Кто врет, что нельзя этим заниматься без любви? Можно и очень даже можно, успешно и самозабвенно, и совсем без любви!»
Зеленым чаем с лимоном и мерзкими чипсами заедал он последнюю гниющую фразу:
"Невозможно Трудно заниматься этим с любимой, когда любовь твоя не имеет будущего".
Вот ведь один из любимейших моих писателей, сука.